?

Log in


Miežonys, Яша Марченко и Гриша Гнилицкий

Тамара Ефремова и Павел Марченко


Наш старший внук Гриша на берегу озера Бябрусай во время шторма

ВНУКИ

Алёша и Гриша в виленском кафе "Лелеко", 2017.06.14

ВСЕМ ПОЗДРАВЛЕНИЯ

с днём рождения Григория Кановича





ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

В этот день (1973) родилась моя старшая дочь Анастасия








1 июня Виленская еврейская община представила книгу "СКИТАНИЯ  ЕВРЕЙСКОГО КОСТЮМА во времени и пространстве" (простите, я снимал на телефон-мыльницу)

автор: Рута Гузявичюте

Мария Круповес и ансамбль "Виленские клезмеры"

Четверг, 1 июня, 18.00

Презентация книги Руты Гузявичюте "СКИТАНИЯ ЕВРЕЙСКОГО КОСТЮМА во времени и пространстве" (издание на двух языках: литовском и русском) - 1 июня, в четверг, 18.00. Участвуют автор книги, её переводчик, издатели, благотворители. Вам будут играть: Андрюс Балаховичюс аккордеон, Аркадий Готесман – ударные, Борис Кизнер – скрипка. Песни исполнит Мария Круповес-Берг. Ждём Вас!
Витаутас Ландсбергис

Отношение – это всё

Одна из важнейших задач современности –  улучшение отношений с дерьмом
                                                                                                                                                  Из газет

Дерьмо есть непреложный факт, а посему ошибочно было бы отрицать эти отношения – избегать, не касаться и не обонять. Титуловать его исключительно псевдонимами.
Эти манипуляции делают его ещё дерьмовее.
Не стремиться к улучшению отношений – глупо. Об этом следует говорить и говорить постоянно. Неговорение об улучшении отношений – неполиткорректно. Ежедневное неговорение об улучшении отношений с дерьмом уже само по себе ухудшает эти взаимоотношения. Вызывает подозрения.
И ты сам делаешься повинен в том, что дерьмо воняет.
Столкнувшись с дерьмом, не вороти уклончиво нос, ибо это может быть истолковано как проявление нетерпимости, высокомерия и отсутствия должной гибкости, что фундаментально подрывает искомые отношения.
Благосклонно внимать нелепостям – это хороший тон. Предлагать собеседнику более непахучую тему – это дурной тон. Это оскорбительно. Отбрасывая дерьмо прочь, ты ничуть не улучшаешь его качества, но лишь утрачиваешь контакт с ним. Поэтому требуется всячески поощрять самые осторожные, нежные, эмпатические отношения башмака с „органическим веществом определённой консистенции“. Башмак постепенно привыкнет. Но тут, вероятно, могут возникнуть проблемы, если дерьму не понравится, что ты недостаточно погрузился в… процесс взаимообщения. Э, брат, да ты мной брезгуешь! Ты как-то недружелюбен! Предпочитаешь иное качество!.. И тебя начнут погружать в ещё более неумеренное количество. Тебя в нём попросту похоронят, и всё.
Не удивляйся, если дерьму не по нраву то обстоятельство, что ты сам ещё недостаточное дерьмо. Это естественно. Лучше уж притворись, что ты сам уже почти… вот уже совсем… Мажут, а ты улыбайся (пилотаж). Со стороны это будет выглядеть как сердечная близость, изобличающая процесс конвергенции либо, выражаясь иначе, поступательного одерьмовления. Пускай оно подозревает, что ты ещё не совсем, но твоя покорность будет оценена самым должным образом! И вы устремитесь к соуборности, ибо никто не хочет войны. Мирное соиспражнение лучше, чем конфронтация! Во имя прогресса можно даже улечься с дерьмом в постель. Тут главнейшее – выдержка. Самоконтроль. Тебя окунают в дерьмо, – ты улыбаешься. Предаёшься объятиям. Тут ничего не изменишь. Дыши ртом. Дерьмо не вонять не может. Иначе оно не дерьмо…
Всякий остаётся со своей правдой, так что спрячь поглубже нравственную конвульсию, куда-нибудь на самое дно. Этого требует спешно торжествующая постмодерновость и всеобщий дерьминизм. По-нашему это говнизм, но так выражаться нельзя, грубо и ненаучно. Каждому следует знать: в постхристианской идеологии по воцарении безмыслизма неминуемо, как теперь, торжествует всеохватный дерьмизм без малейшего проблеска (почему его, кстати, не изучают на кафедрах, как марксизм?).
Заметим, что все проявления бесчеловечья – взаимоспаяны. Так в магический, гибельный для двуногого треугольник слагаются небылизм, безмыслизм и дерьмизм. Выпадаешь из их системы – и становишься, типа, реально чужим. Нужник в тебе не нуждается. Ты что, самоуважением занемог? Это без надобности. Не угодишь – не пригодишься; тут главное, чтобы всё было ровно загажено и унавожено.
Есть один только шанс и одна надежда: если не слишком корячиться и колыхать, можно удержаться на поверхности дерьма разливанного. Не забывай, что при вселенском одерьмовлении происходит не потоп, а скорее понос – всё заливает глобальная жижа, и это правильно. Субстанции, что потвёрже – реликты, останки прошлого. Классик верно утешал: «Скоро покроешься шерстью густою, /Станешь ты олух, как все“ (Майронис). Цитатизм вообще приветствуется, он избавляет от личной ответственности.
Такая, типа, генеральная линия, другой не будет. Дерьмо как ярмо, – и притерпишься, чмо! Поедаем друг друга, ага! А кому невкусно, тот вали отсюда.
Я о тех, если ещё неясно, кто делает из Литвы дерьмовник: рай для приспособленцев и рэкетиров…
Я прошу прощения у всех воротил, заводил и ..дил, но есть на этой земле и не только дерьмо. Слабо верится, но может ещё из земных и небесных уз возникнуть достойный союз. А нечестивцы пусть гадят, галдят и ладят о триумфе дерьма, дерьмовности и дерьмизма. Ведь накликают бурю! Однажды так уже было, было!
Ну и давайте не стыдиться того, что мы люди. Возвысимся над этим дерьмом, сощебечемся, скукуемся и споёмся… Весна на дворе, разве нет?


2017 05 25
12:30

снимок сделан Сергеем Пархоменко в 2013 г. в Вильнюсе

МОЯ ЛЮБИМАЯ ПЯТИЭТАЖКА

Вильнюс, ул. Доброй Надежды (Gerosios Vilties) 18; год постройки 1964, реновация 2015.
Marius Ivaškevičius: Žinia apie Rusijos jėgos struktūrų kratas garsaus teatro režisieriaus Kirilo Serebrennikovo namuose ir jo vadovaujamame teatre GOGOLCENTR šokiravo visą Europos teatro bendruomenę. Iš ten plaukia laiškai su vieninteliu klausimu: kas vyksta Rusijoje, ar tai jau yra atviro teroro ir persekiojimų pradžia? Niekam nekyla abejonių, jog tai politinis susidorojimas, režimo noras užgniaužti paskutinius laisvos minties likučius Rusijos mene, priversti drąsiausius Rusijos kūrėjus palikti šalį, o likusiems įdiegti vidinę cenzūrą, įbauginant juos, kad už laisvę, drąsą ir panašius nukrypimus nuo valdžios deklaruojamos normos jie bus baudžiami ir persekiojami. Tai Rusijos šūvis sau į koją – labai rimtas ir skaudus smūgis jos įvaizdžiui. Bet kartu tai ir galimybė jos meno ir intelektualiniam elitui susitelkus ir solidarizuojantis apginti kūrybos laisvę, kuri yra pamatinė kiekvieno menininko vertybė. Jos netekus menas lieka tik režimą aptarnaujančiu instrumentu ir rusų menininkai tai žino geriau už mane, daugelis netgi prisimena. Todėl gintis būtina šiandien, rytoj jau bus per vėlu.

Марюс Ивашкявичюс: Известие o том, что в доме известного режиссёра Кирилла Серебренникова и в руководимом им театре «Гоголь-центр» силовые структуры России проводят обыски, шокировало всё европейское театральное сообщество. Отовсюду идут письма с единственным вопросом: что происходит в России, не начало ли это открытого террора и гонений? Никто не сомневается, что это политическая расправа, стремление режима задушить последние остатки свободной мысли в российском искусстве, принудить храбрейших творцов России покинуть страну, а оставшимся привить внутреннюю цензуру, запугивая их тем, что за свободу, отвагу и подобные отклонения от декларируемой властями нормы они будут подвергнуты наказаниям и притеснениям. Это выстрел России себе же в ногуочень серьёзный и болезненный удар по её образу. Но вместе с тем это и возможность её художественной и интеллектуальной элите, проявив сплочённость и солидарность, защитить свободу творчества, которая является краеугольной ценностью для любого художника. Лишившись её, искусство становится лишь инструментом обслуживания режима, и русские художники знают это лучше меня, а некоторые даже помнят. Поэтому обороняться необходимо сегодня, завтра уже будет слишком поздно. CULTTRIGGER
и в итоге изобличают перевод с древнеитальянского
(IT-русская табличка 1929 г.)