February 3rd, 2012

(no subject)

Смотри: существенный, торгующий наш век,
Столь положительный, насмешливый, холодный,
Поэзии, певцам и песням их изрек,
Зевая, приговор вражды неблагородной.
Он без внимания к рассказам и мечтам,
Он не сочувствует высоким вдохновеньям,—
Но зависть знает он... и мстит своим гоненьем
Венчанным лавром головам!..

Евдокия Ростопчина

Особое добавление:

Себе я не воздвиг литого монумента,
Который бы затмил великость пирамид;
Неясный облик мой изустная легенда
В народной памяти едва ли сохранит.
Но весь я не умру: неведомый потомок
В пыли минувшего разыщет стёртый след
И скажет: «Жил поэт, чей голос был негромок,
А всё дошёл до нас сквозь толщу многих лет».
Узнают обо мне в России необъятной
Лишь те безумцы, чей мне сродствен странный дух.
Ни славой, ни молвой стоустой и превратной
Не отзовётся вдруг прошелестевший слух.
О чём сей слух? О том, что, в сумрачной Сибири
Влача свой долгий век, я истину искал,
Что был я одинок, но счастлив в этом мире
И в дни душевных гроз стихи свои слагал.
О Муза! Не гордись тяжёлым вдохновеньем
Вошедшего в твой храм угрюмого жреца:
Снискать не суждено его песнотвореньям
Вечнозелёный лавр для твоего венца.

Гавриил Степанович Батеньков


1565 – Иван Грозный учредил опричнину

3 февраля: Агния, Акила, Анастасий, Валериан, Евгений, Иван, Кандид, Максим, Неофит, Феодосий.

1961 – в Нью-Йорке Боб ДИЛАН на аппаратуре своих друзей записывает первые песни

1 февраля в Кракове скончалась ВИСЛАВА ШИМБОРСКАЯ

Оригинал взят у ng68 в 1 февраля в Кракове скончалась ВИСЛАВА ШИМБОРСКАЯ
Два моих сегодня сделанных перевода из Шимборской.
Мне прислали из «Новой Польши» быстро перевести статью о ней, где были цитаты из двух стихотворений. Я сначала перевела дословно и написала «Перевод дословный». Но потом меня что-то обуяло, я нашла стихи в Интернете и удивительно быстро — хотя и не удивительно легко, затруднений было немало, но смелость города берет — перевела оба.




ЛУКОВИЦА

Луковица не аукается
с нами, у которых нутро.
Она насквозь пролуковится,
не contra лука, а pro.
Луковая снаружи,
луковая до дна,
взглянуть на себя без ужаса
она предназначена.

В нас чужинá и дикость,
и кость, и кишки, и скверна,
едва лишь кожей прикрыта
анатомия неудобная.
А в луковице — луковица,
не интерьеры инферно,
она многократно нагая,
до глуби тому-подобная.

Непротиворечива,
единство, а не раствор,
одной другая подпругой,
меньшая с большей — когортой,
а дальше еще и еще,
то есть третья в четвертой.
Центростремительной фугой.
Эхом, впадающим в хор.

Луковица — понимаю:
лучшее брюхо мира.
Само себе ореолом
творит из себя кумира.
А в нас и жиры, и жилы —
на позор и блаженство.
И нé дан нам, нé дан, нé дан
идиотизм совершенства.


ДА ЛЮБОЕ СТИХОТВОРЕНЬЕ

Да любое стихотворенье
могло бы называться «Минутка».
Хватит нескольких слов
с глаголом в настоящем,
прошедшем ли, будущем времени;
хватит, чтоб что угодно,
несомое словами,
зашелестит, заблещет,
проплывет, пропорхает
или же сохранит
мнимую неизменность,
но с подвúжною тенью;
хватит, что речь ведется
о ком-то рядом с кем-то
или кем-то рядом с чем-то,
о маме, что моет раму
или уже не моет,
или о других мамах,
об окошках и кошках
из других букварей,
листаемых ветром;
хватит, если на расстоянии взгляда
автор поставил врéменные горы
и непрочные долины;
если он при случае
намекнет на небо,
только с виду вечное и беспечное;
если явится под пишущей рукой
что-то единственное,
названное чьим-то;
если черным на белом,
пусть хотя бы догадкой,
по важной ли, чепуховой причине,
поставлены знаки вопроса,
а в ответе —
если двоеточие:


Collapse )