Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Новый документальный фильм о Бродском - «Ромас, Томас и Иосиф».

Новый документальный фильм о Бродском - «Ромас, Томас и Иосиф».

Премьера нового фильма известного режиссера -документалиста Лилии Вьюгиной об Иосифе Бродском.

Документальных фильмов об Иосифе Бродском снято более тридцати. Но этот – первый о литовском периоде его жизни. Впрочем, "роман с Литвой" у поэта продолжался с первого свидания в 1966 году и до конца жизни, все 30 лет, отмеренные ему с того момента. Бродский не раз гостил в Вильнюсе у супругов Ромаса и Эльмиры Катилюсов, а когда эмигрировал из СССР, часто писал им. Одно из признаний: "Поездки в Литву превратились для меня в функцию организма, от которой трудно отвыкать и которую трудно заменить".

Эту "функцию" друзья определили как любовь. Бродский любил Литву, ему нравился Вильнюс с его своеобразием, неспешным укладом жизни, отличающимся – от тогдашнего ленинградского – духом. И конечно, с его неповторимым архитектурным обликом. Знатоки утверждают, что влияние на поэта выразительности силуэтов местных храмов, их гулкой мощи – аскетичной графики величественной готики и богатой полифоничности вильнюсского барокко – можно явственно почувствовать в его стихах той поры. Он сам не раз говорил, что стилю как таковому учился у архитектуры.

Ленинградская неустроенность после ссылки и драма в личной жизни – эти раны в Литве поэту залечивать удавалось. Лирик легко сошелся с физиком: Бродский мог часами выкладывать душу Катилюсу. Нынче Ромаса уже нет в живых, а на его доме, куда приезжал Бродский, теперь мемориальная доска. Совпадение: эта улочка в Старом Вильнюсе называется Liejyklos (Литейная), и в Ленинграде Бродский жил на Литейном.

Второе имя в названии фильма – это про Томаса Венцлову, литовского поэта и переводчика, дружившего с Бродским и в эмиграции. Пригласившего Иосифа на свое венчание в США, эти уникальные кадры есть в картине.

Для режиссера и сценариста фильма Лилии Вьюгиной эта работа – еще и дело личное: давно москвичка, она родилась в Вильнюсе. "Бродский здесь встретил людей, непохожих по менталитету на тех, с кем он общался до этого. Ощущение от местной архитектуры, от этого – другого – общения на него очень повлияло. И я его прекрасно понимаю: когда попала в Москву, училась во ВГИКе, для меня это был шок, потому что в Литве все-таки уклад жизни другой.

Posted by Георгий Ефремов on 13 мар 2018, 01:32

from Facebook

Премьера документального фильма «Последнее воскресенье августа»

Премьера документального фильма «Последнее воскресенье августа»

Документальный полнометражный фильм «Последнее воскресенье августа» – это, прежде всего, уникальный документ, запечатлевший судьбу еврейского местечка Молетай в Литве во время Второй Мировой Войны.
Молетская трагедия – лишь единичный эпизод, малый отголосок того, что творилось в то время по всей Литве. Истребление мирного еврейского населения происходило по одному сценарию: «вопрос» решался за несколько часов или дней.
Замалчивание и боязливое равнодушие в отношении Холокоста было до недавнего времени обычным для Литвы.
«Последнее воскресенье августа» это документальное повествование о тех, кто убивал, кто спасал, и о тех, кто живёт с этим грузом сегодня. Это фильм об остроте страдания, о торжестве памяти, о медленном и тягостном пробуждении. И ещё он о необходимости и неотвратимости суда над злодеями, какими бы они ни являлись: близкими или чужими. Об этом говорят в фильме прозаик Рута Ванагайте, драматург Марюс Ивашкявичюс, профессор Ирена Весайте, многие другие…
29 августа 2016 года, в последнее воскресенье августа, в Молетай состоялся марш скорби и памяти. Станет ли это событие переломным для Литвы и не только для неё?..
Формат фильма FHD (1920x1080).
Хронометраж: 86 минут.
Языки – иврит, литовский, русский.
Продюсер Цви Крицер.
Режиссер Эли Гершзон.
Сценарий Цви Гершзон.

Вход бесплатный. Справки по телефону (495)645-50-00 или на сайте mjcc.ru

Posted by Георгий Ефремов on 23 янв 2018, 09:59

from Facebook

Премьера документального фильма «Последнее воскресенье августа»

Премьера документального фильма «Последнее воскресенье августа»

Документальный полнометражный фильм «Последнее воскресенье августа» – это, прежде всего, уникальный документ, запечатлевший судьбу еврейского местечка Молетай в Литве во время Второй Мировой Войны.
Молетская трагедия – лишь единичный эпизод, малый отголосок того, что творилось в то время по всей Литве. Истребление мирного еврейского населения происходило по одному сценарию: «вопрос» решался за несколько часов или дней.
Замалчивание и боязливое равнодушие в отношении Холокоста было до недавнего времени обычным для Литвы.
«Последнее воскресенье августа» это документальное повествование о тех, кто убивал, кто спасал, и о тех, кто живёт с этим грузом сегодня. Это фильм об остроте страдания, о торжестве памяти, о медленном и тягостном пробуждении. И ещё он о необходимости и неотвратимости суда над злодеями, какими бы они ни являлись: близкими или чужими. Об этом говорят в фильме прозаик Рута Ванагайте, драматург Марюс Ивашкявичюс, профессор Ирена Весайте, многие другие…
29 августа 2016 года, в последнее воскресенье августа, в Молетай состоялся марш скорби и памяти. Станет ли это событие переломным для Литвы и не только для неё?..
Формат фильма FHD (1920x1080).
Хронометраж: 86 минут.
Языки – иврит, литовский, русский.
Продюсер Цви Крицер.
Режиссер Эли Гершзон.
Сценарий Цви Гершзон.

Вход бесплатный. Справки по телефону (495)645-50-00 или на сайте mjcc.ru

Posted by Георгий Ефремов on 14 янв 2018, 06:07

from Facebook

И никого. И бурный век вокруг... Давид Самойлов [с ветром от холодного моря]

Здесь великие сны не снятся,
А в ночном сознанье теснятся
Лица полузабытых людей –
Прежних ненавистей и любвей.
Но томителен сон про обманы,
Он болит, как старые раны,
От него проснуться нельзя.
А проснёшься – ещё больнее,
Словно слышал зов Лорелеи
И навек распалась стезя.


Так внезапно получилось, что я сейчас провожу краткие дни в неторопливой, растрёпанной, окутанной туманом и дождём Паланге. И всё время невольно переношусь в Эстонию 30-40 летней давности, к Самойлову, к его "Пярнуским элегиям" и не только

ОТНОСИТЕЛЬНО СИРИЗМА В НОВОСОЗНАНИИ


конспект документального телефильма, иллюстрирующего Россию на генеральной ассамблее ООН


О родина моя,  СССРия!..
Хотя сейчас у нас другая серия,
Но мы уже вздымаемся с колен,
И гордостью наполнен каждый член!
И друг-араб нас ждёт в своём серале,
Но мы пока всё в том же сериале,
А серия теперь зовётся Syria

Позвольте, пару слов теперь о сыре я.
Сыр Хохланд мы анализу подвергли –
И враг теперь трясётся, прямо в Беркли.
Наш враг хитёр, коварен, и суров…
Но мы сильны и без его сыров:
Пускай он ими давится, паскуда!..
А я арабу счастье дам покуда.
Тем более, о том просил Асáд.

О, Сырия! Ты слаще всех засад!
Меня ты вновь представишь миротворцем –
И встану рядом с тем кремлёвским горцем,
Чьим предком был известный демон Мцыр…

Но вы меня зовите просто: Сир!

фильм об Анатолии ЯКОБСОНЕ

...Наш учитель, он, создавший наш мирок,
вдохновитель, предводитель и пророк,
знал, заметим, в совершенстве ремесло.
Жаль, что детям так, как нам, не повезло.

Он нам не только объяснил про Бога, мать и душу,
он нам не только указал тропинку на Парнас –
он из кромешного дерьма нас вытащил наружу,
и нам вовеки не забыть, что значит он для нас.

Наш учитель...

                                  (из песни Марка Фрейдкина)


https://yadi.sk/d/Q-Q5Ns5gitALB

10 августа в 23-50

10 августа в 23-50 канал Культура будет показывать фильм "Вторая, которая первая" (телевизионная спецверсия)
_________________________________________________________________________________________






радостные хриплые тела

                     …Но ты... не понимаешь слов, ты вся,
                       До пёрышка, падений жаждешь снова
                       И, глазом недоверчиво кося,
                       С себя старьё снимаешь и обновы.
                       Но комнатка. Но комнатка! Сам бог.
                       Её, наверно, вымерял аршином –
                       Она, как я к тебе привыкнуть смог,
                       Привыкла к поздравленьям матершинным.
                       Се вызов совершенству всех Европ –
                       Наполовину в тишину влюблённый,
                       Наполовину негодующий... А клоп
                       Застынувший, как поп перед иконой!
                       А зеркальце разбитое – звездой.
                       А фартучек, который не дошила...
                       А вся сама ты излучаешь зной...
                       Повёртываюсь. Я тебя не знал
                       . . . . . . . . . . . . . . . . . .
                       До этих пор. Обрызганная смехом,
                       Просторная, как счастье, – белизна,
                       Меж бёдер отороченная мехом.
                       Лебяжьей шеей выгнута рука,
                       И алый след от скинутых подвязок...
                       Ты тяжела, как золото, легка,
                       Как лёгкий пух полузабытых сказок.
                       Исчезло все. И только двое нас.
                       По хребтовине холодок, но ранний,
                       И я тебя, нацеливаясь, враз
                       Охватываю вдруг по-обезьяньи.
                       Жеманница! Ты туфель не сняла.
                       Как высоки они! Как высоко взлетели!
                       Нет ничего. Нет берега и цели.
                       Лишь радостные хриплые тела
                       По безразличной мечутся постели.
                       Пускай узнает старая кровать
                       Двух счастий вес. Пусть принимает милость
                       Таить, молчать и до поры скрывать,
                       Ведь этому она не разучилась.

                       Ага, кричишь? Я научу забыть,
                       Идти, бежать, перегонять и мчаться,
                       Ты не имеешь права равной быть,
                       Но ты имеешь право задыхаться.
                       Ты падаешь. Ты стынешь. Падай, стынь,
                       Для нас, для окаянных, обречённых.
                       Да здравствуют наездники пустынь,
                       Взнуздавшие коней неукрощённых!
                       Да здравствует!.. Ещё, ещё... И бред
                       Раздвинутый, как эти бедра... Мимо
                       Пусть волны хлещут, пусть погаснет свет
                       В багровых клочьях скрученного дыма,
                       Пусть слышишь ты. . . . . . . . . .
                       . . . . . . . . . . . . . . . . . .
                       Как рассветало рано.
                       Тринадцатое? Значит, быть беде!
                       И мы в плену пустяшного обмана,
                       Переплелись, не разберёшь – кто где...
                       – Плутовка. Драгоценная. Позор.
                       Как ни крути, – ты выглядишь по-курьи. –
                       Целуемся. И вот вам разговор.
                       Лежим и, переругиваясь, курим.

                       Павел Васильев

13 июля 1923 года на склоне горы Маунт-Ли над калифорнийскими холмами появилась надпись Hollywood. Первоначально она была написана как Hollywoodland, не имела никакого отношения к кино и означала рекламу нового жилого района

13 июля 1930 г.
в Уругвае начался первый Чемпионат мира по футболу

13 июля: Андрей, Варфоломей, Динара, Иван, Иуда, Матвей (Матфей), Матфий, Мелитон, Михаил, Перпетуя, Пётр, Симон, Стефан, Фаддей, Филипп, Фома, Яков.

День, когда приоткрывается краешек света за первым углом


Борис Жутовский, "Урал"

смеётся...

Мария Львовна (Маша) Слоним (род. 6 ноября 1945 г., Москва) — российский и британский журналист. Родилась в семье скульптора И.Л. Слонима и Т.М. Литвиновой — дочери наркома иностранных дел СССР (1930—1939 гг.) М.М. Литвинова и англичанки Айви Лоу. Двоюродная сестра Павла Литвинова. В 1970 г. окончила филологический факультет МГУ. Многолетний сотрудник Русской службы Би-би-си. 1989—1991 гг. — продюсер документальных телевизионных фильмов Би-би-си. 1992—1994 гг. — московский корреспондент Русской службы Би-би-си. 1997—2000 гг. — ведущая телепрограммы «Четвертая власть» (РЕН ТВ). 1998—2006 гг. — преподаватель в школе журналистики некоммерческой организации «Интерньюс». Сопродюсер сериала «Вторая русская революция» (BBC, 1991 г.), автор фильма «Это тяжкое бремя свободы» (2001 г., «Интерньюс»), сопродюсер фильма «Анна Политковская: семь лет на линии фронта» (2008 г., Channel 4), сопродюсер фильма «Путин, Россия и Запад» (BBC, Discovery, 2012 г.). С 1991 г. снова живёт Москве.
1968
[...]
С чем, на ваш взгляд, связано то, что почти никто из диссидентов не сыграл важной роли в строительстве новой России или начинал играть, но очень быстро сходил со сцены?
— Россия все-таки — страна системных администраторов, как повелось с коммунистических времен. Господи, мы же помним первый Съезд народных депутатов, были депутаты — [Юрий] Афанасьев, Сахаров, чудесные люди, но они же тоже не остались в политике. Они были личностями, а политика российская требует системных жоп. Думаю, что да. А они все-таки романтики все. Хотя я считаю, что, родись Володя Буковский в другой стране, он был бы замечательным просто политическим деятелем, политиком именно, один из немногих! Я давно так думаю. Он мог бы быть, но не в этой системе. Система выбрасывала таких людей:
http://www.colta.ru/articles/dissidents/7839
    Logo