Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

Дм. Сухарев

Апрель, апрель на улице!
А на улице февраль.
Ещё февраль на улице,
А на улице — апрель!

И крыши все затаяли,
И солнышко печёт.
Эх, взять бы мне за талию
Подснежников пучок!
Взять бы в руку вербочку,
Чтоб запахом текла,
Мимозную бы веточку —
Весточку тепла!

Весточки вы ранние,
Вéтры издалека —
Весенние, бескрайние,
Искрящиеся слегка...

Апрель, апрель на улице!
А на улице февраль.
Ещё февраль на улице,
А на улице — апрель!

Не дома, не под крышею,
На самом ветерке
Стоит девчонка рыжая
В зелёном свитерке.
Стоит с довольной миною,
Милою весьма.
А может, вправду минула,
Сгинула зима?
Может, вправду сгинула?
Солнышко печёт!
Той, что шубку скинула,
Слава и почёт!

Апрель, апрель на улице!
А на улице февраль.
Ещё февраль на улице,
А на улице — апрель!

Сколько солнца шалого
На улице хмельной!
Улица, как палуба,
Ходит подо мной.
Я рот закрыл с опаскою,
Держу едва-едва
Вот эти шалопайские,
Шампанские слова.

Весточки вы ранние,
Ветры издалека —
Весенние, бескрайние,
Искрящиеся слегка...

                                     1957

Людгарда, Молетский район, Литва

Лариса Миллер

Суббота: новые стихи

***
Слова даны, чтоб вечно не хватало
Нам слов сказать, куда душа летала
И что видала там, на высоте.
Слова даны, чтоб вечно о тщете
Мы помнили и ради сладкой пытки
Не оставляли тщетные попытки.

***
Еще играли мы в лапту,
Ловили мячик на лету,
Ещё мы в классики играли
И, что могли, от жизни брали.
Я до сих пор держу во рту
Той сладкой жизни леденец,
Когда отсутствовал конец,
Предел, и было лишь начало,
И я всегда его встречала
С раскрытым клювом, как птенец.




***
Я сегодня в тоске. Обещаю исправиться,
Чтоб цветущему майскому миру понравиться.
Ведь цветущему маю совсем ни к чему
Тот, кто праздник грозится испортить ему.
Вот тропинка бежит, где трава непримятая,
И такая иду я по ней виноватая,
Что трава, что успела уже подрасти,
Шелестит: "Не грусти, не грусти, не грусти".

***
Вот ветер любит облако ваять,
А я люблю под облаком стоять
И в высь глядеть, задравши подбородок...
Всё сочинил весёлый самородок,
Который вряд ли отдавал отчет
Себе и в том, куда всё потечет,
И в том - зачем, какой во имя цели,
И в том, как жить душе в болящем теле
И как потом ей расставаться с ним,
И чем ей жить - мечтами? Днём одним?


------------------------------------

***
Новая двуязычная книга стихов:
Larissa Miller, “Regarding the next big occasion”
ARC Publications, May 2015:
http://www.arcpublications.co.uk/books/larissa-miller-regarding-the-next-big-occasion-536

***
Лариса Миллер, стихи
«Тебя не спросят»
«Новая юность», № 2(125) 2015 г.
http://magazines.russ.ru/nov_yun/2015/2/4m.html

(no subject)

Кабы мне цветок да с того лужка,
Кабы мне флажок да с того стружка.

Кабы мне всегда да не скучно жить,
Кабы мне теперь да с тобой дружить.

Удалился б я да в густой лесок
Да срубил бы там смоляной скиток.

Золотой скиток из кругла бревна, –
Прорубил бы в нём только три окна:

Пусть одно окно – да на белый свет,
А другое пусть – да на маков цвет.

А третьё окно – да по стенке той,
Да по стенке той, что на терем твой.

Стал бы я всю жизнь только там сидеть
И всю жизнь оттоль на тебя глядеть,

Стал бы я в лужках да цветочки рвать
Да венки тебе завивать-сплетать.

Стало б мне тогда да не скучно жить,
Стал бы я тогда целый мир любить,

Да с тобой ходить на мирской покос,
Да шмелей сдувать с твоих русых кос.

Николай Тряпкин

День бездомных трав

21 августа: Анастасий, Григорий, Елеферий (Елевферий, Алфёр), Емельян, Зосима (Изосим), Касьян, Леонид, Мирон, Моисей, Савватий, Стиракий, Фёдор.

День Стрибога (покровитель ветра у славян)

Вчера:

DSCF2547
Лоза у меня в окне

(no subject)

Юстинас Марцинкявичюс



ЗИМНЕЕ  КЛАДБИЩЕ.  ЭЛЕГИЯ

 

Ком из-под колеса –

чёрный, но как слеза,

заледенённая стужей.

Ни дня – ни снова – ни дна, –

шепчут с крестов имена

тихо, но громче ружей.

 

Вроде бы, это звук.

Мановение рук.

Дробь, убывание крови.

Пустота пронзена

тучами – ах, зима

на погосте и в слове.

 

Пройдено. Снежный след –

словно к могиле, – нет,

снова по бездорожью:

там, как душа, у ног

сник болевой цветок

тоже раздавлен дрожью.

 

Жизни эти и те,

все – навсегда – в мерзлоте –

в непробудном наркозе.

Всё – среди утлых камней –

смёрзлось в памяти – в  ней –

в белой метельной розе.